Жизнь в степи полна лишений, успешно существовать там сложно. В засушливой местности вода - на вес золота, дневные температуры бьют летом все рекорды, а чахлые растения сами едва могут сводить концы с концами, не то что прокормить паразитирующую на них тлю, способную дать муравьям жидкие углеводные выделения. Тем не менее, именно сухие степные регионы являются родиной одного из самых популярных домашних муравьев - Messor structor, а также менее популярного, но более желанного - Cataglyphis aenescens.

Катаглифисы или степные бегунки - черные блестящие муравьи средних размеров (4-10 мм). Обитают они в степных и пустынных ландшафтах, встречаются на юге России, в Казахстане и Средней Азии. Этот вид имеет полиморфизм, хоть он и не очень ярко выражен: в колонии попадаются крупные особи (1 см) с несколько увеличенной головой - их вполне можно считать солдатами, хотя функции солдат бегунков ничем не отличаются от функций простых рабочих. Cataglyphis aenescens имеют ряд приспособлений, позволяющих выживать в суровом пустынном климате. В первую очередь, это светоотражающее строение покровов: глянцевый блеск тело бегунков имеет не зря - его поверхность отлично отражает прямые солнечные лучи. Во-вторых, скорость, из-за которой эти муравьи и получили название "бегунки". При жаре в 40+ градусов Цельсия катаглифисы носятся так, что перемещение муравьев не фиксируется зрительно: отдельные особи выглядят как размытые тени. При беге эти муравьи поднимают вертикально вверх брюшко, что ещё больше увеличивает их аэродинамичность. Хоть организмы бегунков и термоустойчивы, однако катаглифисы предпочитают меньше времени находиться на солнце, а для этого нужно перемещаться очень быстро, чтобы успеть найти пищу. В течение дня рабочие муравьи предпринимают множество кратковременных вылазок из гнезда, длительностью буквально пару минут (а то и меньше). За этот срок им нужно раздобыть что-нибудь съедобное и вернуться в спасительную прохладу жилища, которое, к слову сказать, может уходить в глубину на несколько метров - поэтому в гнезде температура всегда намного ниже, чем на поверхности, а влажность, наоборот, выше. Впрочем, без последствий перемещение на палящем солнце все равно не проходит: из-за ускоренного метаболизма при высокой температуре рабочие живут мало, но очень быстро сменяются новыми.

Степные бегунки ориентируются в пространстве, полагаясь в основном на зрение. Выходя из гнезда, муравей сначала оглядывается, чтобы зафиксировать расположение входа и окружающих его предметов, и лишь потом уносится вдаль. Таким же образом муравьи ищут пищу. Часто случается так, что муравей просто пробегает мимо еды, расположенной буквально рядом лишь потому, что она скрыта от взора камешком или иным элементом микрорельефа. Другие виды, чья ориентация происходит по запаху, уже давно бы обнаружили пищу, однако запахи на такой огромной скорости бегунки практически не улавливают. Такой недостаток не оказывает влияние на успешность фуражировки, ведь рано или поздно хаотично перемещающиеся разведчики наткнутся на то, чем можно питаться. Спектр съедобных вещей для бегунков широк. В природе они едят различных членистоногих, нектар цветов и мелкие семена с непрочной оболочкой. По своей природе они, скорее, не охотники, а падальщики, потому что предпочитают собирать мертвых насекомых, погибших от жары или иных факторов. Но боевые навыки катаглифисов развиты прилично, поэтому при случае они могут убить любое мелкое членистоногое, попавшееся при фуражировке, острыми жвалами и струей едкой кислоты.

Частенько нападают они и на одиночных муравьев других видов, а вот при большом скоплении противников предпочитают мгновенно отступать. Белковая пища в рационе этого вида играет существенно большую роль, чем углеводная, потому что личинки растут интенсивно и нуждаются в частом кормлении. Скорость роста личинок поражает: при достаточном количестве пищи и высокой температуре период от только что вышедшей из яйца личинки до куколки составляет всего три дня! Углеводная пища в колонии может храниться и расходоваться по мере необходимости - в этом задействованы крупные молодые особи, выполняющие функции "живых бочек".

Такие муравьи запасают в своем раздувшемся брюшке жидкие углеводы и воду, а затем отрыгивают по требованию своих сородичей. В начальных колониях эту роль часто выполняет матка.

В домашнем содержании катаглифисы не сложные, однако лишь при соблюдении ряда условий. К материалу фермы они не предъявляют особых требований - формикарий может быть как акриловым, так гипсовым и даже насыпным песочным. А вот арена, куда ваши питомцы будут выбегать и на которой будут проводить много времени, обязательно должна быть максимально просторной, ведь содержать этих муравьев в конструкции с маленькой ареной - то же самое, что держать гепарда в тесной клетке. Второе условие, которое тоже ксается арены - наполнение субстратом, в роли которого выступает песок (например, кварцевый). Песок важен, так его муравьи будут заносить в формикарий и использовать в качестве основы для плетения кокона личинками. Он также служит своеобразным развлечением для этих активных муравьев - они будут копать песок передними лапками по всей площади арены, по-видимому, выплескивая таким способом избыточную энергию. Температура формикария и арены должна быть разной (в гнезде - около 25-28 градусов, на арене - 30 и даже 40 в отдельных точках прогрева). Отлично справляются с функцией освещения (это дневные муравьи, активные только на свету) и обогрева  террариумные лампы для рептилий.

Кормить бегунков нужно живыми или придавленными некрупными кормовыми насекомыми (тараканами, сверчками, мучными червями и прочими), медовым или сахарным сиропом, сочными сладкими фруктами, кусочками орехов, тыквенных или подсолнечниковых семечек.

На арене должна быть поилка - несмотря на засухоустойчивость и происхождение из пустынных областей, эти муравьи обожают воду. Свежую пищу желательно давать каждый день, так как развитие колонии происходит интенсивно. Если соблюдать эти несложные требования в содержании, то быстрые и деятельные катаглифисы обязательно станут одними из самых любимых ваших питомцев.