Все муравьи живут колониями, одиночных муравьев нет. Если муравей одиночный - то он уже оса. Именно социальность сделала этих насекомых такими успешными в плане выживания и приспособления. А чем колония крупнее, тем больше шанс у вида стать доминирующим в определенной экосистеме. Вы наверняка видели в семьи самых обычных Lasius niger - черных садовых муравьев.

Они насчитывают тысячи и даже десятки тысяч особей, а матка в старой колонии вообще напоминает королеву термитов, настолько раздуто её брюшко для производства огромного количества яиц. Вот почему лазиусы встречаются сплошь и рядом, занимая самые продуктивные "пастбища" тли, самые лучшие охотничьи угодья и изгоняя тех, кто менее агрессивен, и чьи колонии меньше.

У большинства видов муравьев семьи насчитывают от тысячи до нескольких тысяч рабочих особей, а некоторые могут объединяться в федерации, многократно увеличивая размер. Особенно преуспели в этом так называемые аргентинские муравьи (Linepithema humile), чья знаменитая суперколония, включающая родственные муравейники и миллионы продуктивных маток, простирается в Европе на 6 тысяч километров!

Остальные муравьи, конечно, оставлены аргентинцами далеко позади, но даже у привычных вам жнецов Messor structor численность природных семей может достигать 5 тысяч особей и более.

Приобретая любой вид муравьев, нужно всегда ориентироваться на максимальную численность колоний. "Но ведь они способны контролировать численность, если нет места!", - можете возразить вы. Да, это так. Однако контроль численности, вызываемый снижением содержания белка в рационе (и вообще сокращением количества пищи) и отсутствием места для дальнейшего развития, может мгновенно обернуться демографическим кризисом, когда смертность будет превышать рождаемость до тех пор, пока колония не вымрет окончательно. Это, конечно, не выход, поэтому жилое пространство нужно расширять по мере роста колонии. Во всех наших фермах такое предусмотрено: перегородка, разделяющая этажи, убирается, открывая растущей семье другие камеры.

Более того, есть и возможность соединения ферм через трубки, что дает ещё большую возможность освоения "новых горизонтов". Модульность - важное свойство формикариев, ведь вместо мессоров вы можете завести каких-нибудь соленопсисов, каребар или ту же самую линепитему! Вот тут как раз пригодится механизм соединения и расширения жилья.

Особенно восприимчивы к недостатку места представители родов Pheidole и Carebara.

Эти мелкие муравьи в принципе склонны бешено плодиться и занимать все свободное пространство, поэтому при попытке их ограничить и загнать в жесткие рамки тесного формикария события могут развиваться по двум сценариям:

  1. Получив снижение интенсивности кормления вместе с невозможностью расширяться, муравьи, и без того склонные к побегам, будут пытаться выбраться ещё активнее. Найдя любую щель и расширив её до нужного размера (эти муравьи весьма упорны в достижении своих целей), фуражиры феидоле и каребар пойдут в рейд по вашей комнате, попутно уничтожая и поглощая любую живность, а также подбирая место для размещения своей семьи (например, кадку с каким-нибудь крупным комнатным растением). После такого "мамаева побоища" придется уже не только о нормальном жилище для муравьев думать, но и отлавливать их по всей квартире.
  2. 2. Испытывая недостаток в пространстве, колония будет стремиться избавляться от старых особей, либо убивая их, либо отправляя жить на арену. При этом расплода будет формироваться все меньше и меньше, что приведет в итоге к полному вырождению.

Естественно, сдерживать развитие быстрорастущих муравьев - не выход. Придется либо переселять в более объемный формикарий, либо подключать новые. Для тех, кто не хочет этим постоянно заниматься, если отличный выход - содержание тех видов муравьев, которые медленно плодятся, и чьи колонии не достигают крупных размеров.

Из отечественных - это представители рода Leptothorax и Temnothorax, а также Dolichoderus. Муравьи сами по себе небольшие, древесные.

Гнездятся они в сухих веточках, поэтому не могут позволить себе бесконечно разрастаться. Даже в обычной пробирке-инкубаторе может найти себе пристанище взрослая колония этих видов, которая уже сможет производить крылатых особей! А уж любого из наших формикариев им хватит на всю жизнь.

Есть и другой вариант, если вам не нравятся маленькие муравьишки. В подсемействе Ponerinae множество крупных и эффектных видов, численность которых в гнезде редко достигает 500 особей. Они растут медленно (от 2 до 3 месяцев включает период "яйцо-имаго"), поэтому тоже не требуют частых переселений.

Пожалуй, понероморфов можно назвать истинными домашними муравьями, ведь за ними и наблюдать удобно (благодаря размеру), и кучи соединенных трубками ферм при этом не будет. Да и гостям их показать не стыдно. Есть один существенный минус - большинство видов понерин достаточно сложны в уходе, но если вас не пугают трудности, то это как раз то, что нужно для вашей "мирмекиперской полочки", на которой важен каждый сантиметр пространства.