Правительства некоторых стран ежегодно тратят огромные деньги на борьбу с муравьями. Казалось бы, чем может навредить ничтожный муравьишка, особенно если его размер всего лишь 3 мм? А он может. Инвазивные вредители - так называются существа, легко расселяющиеся по разным регионам, быстро адаптирующиеся там и захватывающие местные экосистемы. С латинского "invasio" означает "нашествие" или "нападение".

 

Инвазии насекомых никогда не происходят сами по себе, там всегда замешан человек. С транспортом, торговыми судами, по железной дороге и через авиасообщение беда приходит туда, где её не ждут. Об огненных муравьях Solenopsis invicta мы уже рассказывали (https://4ants.ru/blogs/blog/ognennyy-muravey-fotogalereya), сегодня познакомимся с их аналогом.

Аргентинский муравей (Linepithema humile) - маленькое и неприметное насекомое. Изначально вид встречался только в Южной Америке (Аргентина, Парагвай, Уругвай, Бразилия), но позже расселился по всему миру, включая США, Азию и Европу. Линепитемы живут в странах с тёплым климатом, потому в Россию, например, они не попали (попадать могли, но не прижились). Подобно сказочному Чебурашке, муравьи путешествуют в ящиках с фруктами, которые доставляются на продуктовые склады и в супермаркеты.

 

Аргентинские муравьи не приспособлены к жизни в помещениях, поэтому из пункта высадки им приходится выбираться на свежий воздух. Намного лучше обстоят дела, когда колония линепитем приезжает с посадочным материалом декоративных растений, которые высаживаются в почву прямо с непрошенными гостями, притаившимися в переплетениях корней.

Вторжение облегчает тот факт, что Linepithema humile - полигинный вид, то есть имеющий в одной семье несколько маток. Одна матка и парочка рабочих - уже начало большого муравейника, а если в отводке маток сразу много, то численность растёт ещё быстрее. Королевы линепитем живут не так долго, как у многих одноматочных муравьев, но репродуктивный потенциал у них впечатляющий. За год отводок, включающий десяток рабочих, разрастается до нескольких тысяч!

 

Нет ничего страшного в том, что аргентинские муравьи так быстро размножаются - в мире много таких. Гораздо хуже, что они успешно конкурируют с местными видами, лишая их кормовых угодий и истребляя. Трёхмиллиметровые линепитемы не имеют ни жала, ни кислоты, ни мощных жвал, однако на их стороне численное превосходство. А также вещество иридомирмецин, распыляемое из конца брюшка рядом с врагами и потенциальными жертвами.

Примечательно, что в теории опасности для позвоночных животных аргентинцы не несли, в то время как их коллеги огненные муравьи вполне способны убивать млекопитающих, птиц и рептилий. Однако тот самый иридомирмецин оказался смертоносным токсином для амфибий. Небольшие жабы и лягушки, даже просто находящиеся рядом с муравейником, получают смертельную дозу яда и гибнут, так как он поражает мозг. Кстати, вещество названо в честь муравья Iridomyrmex purpureus, использующегося в Австралии в качестве биологического метода борьбы с жабами-агами (иридомирмекс тоже принадлежит к подсемейству Dolichoderinae и является дальним родственником Linepithema humile).

 

Аргентинские муравьи поставили рекорд, оставив позади всех остальных — это численность колонии. Дело в том, что по загадочным причинам линепитемы не имеют внутривидовой агрессии и абсолютно толерантны к особям своего вида, происходящим из других муравейников. Это позволяем семьям и колониям объединяться в одну чудовищных размеров суперколонию. Такое образование протяженностью в 6 тысяч километров находится в Европе на побережье Средиземного моря. 

Несмотря на дурную славу Linepithema humile, их нельзя считать абсолютным и однозначным злом. Да, в чужих для вида регионах инвазивные муравьи опасны, но на родине являются важным компонентом биоценоза. Иногда они оказываются даже полезными!

 

Аргентинский муравей, фото которого вы здесь видите, атакует другого вредителя - огненного муравья (Solenopsis invicta). Интересно, что это почти единственные существа, способные открыто противостоять соленопсисам и выходить победителями из битв с ними.